Национальный Фармацевтический журнал

Виктория Преснякова: Саморегулируемые организации – гаранты качества работы аптечного бизнеса

Виктория Преснякова: Саморегулируемые организации – гаранты качества работы аптечного бизнеса

Тема здоровья за последний год стала одной из самых важных и обсуждаемых. Благодаря пандемии внимание сконцентрировалось на фармацевтической отрасли и аптечном ритейле. Фармацевты находятся на передовой линии в борьбе с COVID-19 за жизнь и здоровье каждого пациента наравне с медиками. Только «спасибо» им говорят редко, чаще обвиняют в отсутствии медикаментов и завышении цен. Наступивший год не добавляет оптимизма и обещает аптекам вновь быть непростым.  Об этом поговорили с руководителем саморегулируемой организации (СРО) «Ассоциация независимых аптек», главой «Альянса аптечных ассоциаций», лидером общественного мнения по вопросам аптечного сегмента фармацевтической отрасли Викторией Пресняковой. 

– В последнее время мы всё чаще слышим о конфликте бизнеса и государства в фармацевтической сфере. Почему это происходит? Как можно исправить ситуацию?

– На сегодняшний день отсутствует эффективный диалог, позволяющий на законодательном уровне учесть потребности предпринимателей и выстроить модель законотворчества, объединяющую баланс интересов бизнеса и государства. Аптеки готовы работать во благо страны, но для этого нужна поддержка государства. Министерства и ведомства нас не слышат и как будто игнорируют мнения экспертного сообщества, общественных объединений и представителей бизнеса при подготовке законопроектов. В настоящий момент существует некое рассогласование в понимании сути сложившейся ситуации, разобщенность между отраслевыми специалистами и властью. В результате отрасль пишет письма, обращения и пытается добиться пересмотра тех или иных непродуманных решений. Решать проблемы вместе с бизнес-сообществом за столом переговоров – это самое оптимальное и правильное решение.

Сегодня у нас есть ряд нововведений, которые ведут за собой повышение себестоимости, например, маркировка. Проблемы в уже запущенном алгоритме системы никуда не делись. Рынок наблюдает множество пробелов, нестыковок, недоработок, не дающих возможности участникам оборота лекарств использовать систему без ущерба для бизнес-процессов, что непосредственно сказывается на потребителе. Отрасль предупреждала заранее о возможных негативных последствиях, но нас заверяли в обратном.

Эффективность управления лекарственным обеспечением в стране последнее время у меня вызывает много вопросов. Вводятся регуляторные или законодательные инициативы, которые приводят к подорожанию лекарств. А вот о поддержке социальной функции фармации вопрос не поднимается. А ведь это именно то, что необходимо пациенту.

Ассоциация независимых аптек от лица Альянса фармацевтических ассоциаций обратилась к депутатам с целым рядом предложений по регулированию фармацевтической отрасли в рамках законопроекта, подготовленного Государственной думой. На сегодняшний день мы находимся в состоянии ожидания конструктивного обсуждения законопроекта представителями Госдумы и межотраслевых ведомств со специалистами фармотрасли. Полагаем, что частичное решение проблем аптечной отрасли при взаимодействии с государством и обществом могут взять на себя саморегулируемые организации.

– Все чаще стали говорить о подорожании лекарств. Это действительно так? И с чем связана эта тенденция?

– Очень многие критерии влияют на стоимость лекарств. Дорожают фармсубстанции, отчасти это связано с пандемией. Растут цены на содержание торговых площадей (электричество, водоотведение, аренда и т.п.). Плюс несвоевременные управленческие решения тоже дают о себе знать. Изменение курса доллара отражается на конечной стоимости препарата – у большинства производителей импортное оборудование как для производства медикаментов, так и для нанесения маркировки, которая стала одной из причин дефицита лекарств на рынке. В 2020 году наценка в аптеках не сильно выросла, а существенные изменения были во всей цепочке. Но в увеличении стоимости лекарств традиционно обвиняют аптеки, потому что так проще и понятнее потребителю.

Например, маркировка преследовала благие намерения: борьба с контрафактом, борьба с перепродажами дорогих госпитальных препаратов, но, как говорится, благими намерениями вымощена дорога в ад. Как следствие, с рынка ушли дешевые препараты. Раньше можно было приобрести таблетки в блистерах без коробки, теперь обязательно должна быть качественная вторичная упаковка, поскольку на плохом картоне маркировка не держится. Как следствие, Цитрамон от 5 до 50 рублей просто не найти в продаже.

Есть другой пример, который уже привел к увеличению стоимости. По новым требованиям производитель лекарства может использовать только фармацевтический спирт. По составу и степени очистки он практически не отличается от пищевого, но его сложнее приобрести, так как производитель фармацевтического спирта представлен сегодня на рынке в единственном числе. В связи с этим, валерьянка в таблетках, в технологии производства которой теперь должен использоваться только фармацевтический спирт, подорожала в два раза. Производители об этом говорили – не послушали. Сейчас много говорят о введении электронных рецептов и дистанционной торговле рецептурными препаратами. Но это дополнительная нагрузка на фармацевтов, в том числе и финансовая. Пока непонятно, кто за это будет платить. В итоге опять будут затронуты интересы населения в целом.

И таких примеров масса. Мы ходим по кругу, любое благое намерение: цифровизация, импортозамещение, маркировка – как агентство замкнутого цикла, оно работает само на себя, а не на того, кому это действительно нужно.

– Вы упомянули маркировку. С какими сложностями столкнулись на старте? Участвует ли в процессе государство, в какой мере оно помогает бизнесу?

– Внедрение маркировки прошло остро и болезненно. Ее вводили в то время, когда весь мир облегчал движения лекарств. Сегодня она действует в упрощенном формате, но пока до конца не достигаются те цели, которые были заложены в начале данного проекта.

Она стала одной из причин дефицита и изменения цены на лекарства. Если не будут устранены все проблемы системы МДЛП (мониторинг движения лекарственных препаратов. – Прим. ред.), то 1 июля получим новый всплеск дефицита. Сегодня 95% аптек абсолютно обеспечены всем необходимым оборудованием, но до сих пор случаются сбои в режиме их работы. Нужно время.

Согласно опросу, 39% фармацевтов и провизоров считают, что маркировка внедрена неправильно. Еще 34% сомневаются, что это решение было целесообразным. А следующие 34% не видят преимуществ от нововведения. Жалуются, что увеличилось время приемки лекарств, на перебои в работе системы МДЛП и на снижение скорости обслуживания пациентов. Есть много предложений от бизнеса, которые мы бы хотели, чтобы были услышаны и реализованы. Одни проблемы уходят, появляются другие, но дорогу осилит идущий.

– Государственная дума в первом чтении приняла законопроект, который вводит новые правила для аптечной розницы. Как Вы оцениваете эти новации? Станет ли аптечным организациям легче работать?

– Принятый в первом чтении 10 февраля законопроект, как и в случае с маркировкой, может привести к исчезновению из аптек ряда лекарств и дефициту по некоторым позициям. Законотворцы предлагают ограничить монополизацию на аптечном рынке. В любом населенном пункте только 20% могут принадлежать одному владельцу. По статистике, сегодня топ-100 аптечных сетей России владеют 64% рынка. Поэтому говорить, что в стране монополия, нельзя. Кроме того, депутаты планируют увеличить долю государственных и муниципальных аптек на рынке. Только пациенты утверждают, что в таких аптеках цены порой выше, чем в коммерческих. Причина в том, что они также на самоокупаемости, просто имеют расширенные социальные функции (например, отпуск льготных, сильнодействующих и наркотических препаратов) и особенно нуждаются в поддержке государства.

Изменения коснутся и коммерческой деятельности субъектов фармацевтического рынка. Планируется сократить отсрочку платежа и снизить маркетинговые выплаты аптекам до 5%. На сегодняшний день именно такие выплаты позволяют аптекам (как сетевым, так и несетевой рознице) сдерживать рост цен на лекарства в регионах.

Народные избранники предлагают ввести понятие «передвижная аптека», но здесь есть риск продажи фальсификата. Это нужно тщательно прорабатывать. Безусловно, они нужны в отдаленных и труднодоступных районах. Поэтому, прежде чем браться за реорганизацию аптечных сетей, нужно проанализировать всю географию размещения аптечных организаций на территории страны и обсудить все вопросы с представителями региональной аптечной отрасли. Должны быть разработаны строгие критерии и стандарты работы таких «передвижных аптек».

Аптеки готовы к конструктивному взаимодействию с властью на благо всеобщего здоровья. Важно быть услышанными депутатами и регуляторами. Важно выработать совместные решения и план действий. А сейчас нужно приостановить данную инициативу, чтобы не получилось, как с маркировкой.

Фармация – одна из самых регулируемых отраслей экономики. И ужесточение регуляторных требований не всегда даёт увеличение эффективности. Сегодня этот лицензируемый вид деятельности полностью регламентирован действующим законодательством. Исполнение нормативных требований составляет основные расходы аптечного бизнеса. А между тем, аптеки сегодня работают при небольшой рентабельности. Однако многие представители государственной власти с этим не согласны. Так, один из депутатов заявил, что аптеки и вовсе не должны зарабатывать деньги. Мы не против быть социально ориентированным бизнесом. Но тогда должны заработать механизмы государственного возмещения. Нужно вводить на государственном уровне понятие фармацевтической услуги, которая будет оплачиваться либо государством, либо страховыми компаниями, как это делают в зарубежных странах.

– Насколько вопросы саморегулирования являются жизненно важными для российского фармацевтического рынка? Работают ли СРО в ритейле в полном объеме? 

– Сегодня в структуре российского аптечного рынка более четверти аптечных учреждений остаются независимыми. Особенно велика доля несетевых аптек в регионах. По данным аналитиков, чем дальше от центра, тем их больше. Например, на Северном Кавказе их около 74%, а в Нижегородской области – менее 17%. Малый и средний бизнес вносят неоценимый вклад в развитие экономики. Но в то же время он наиболее уязвим в период экономической нестабильности.

Саморегулирование – это как раз та форма консолидированной работы, которая позволяет ритейлу работать согласно четким, но гибким стандартам и процедурам, которые легко адаптируются к изменениям и позволяют быстро заполнить пробелы в законодательстве. В фармации Ассоциация независимых аптек стала первой в реестре саморегулируемых организаций. СРО – это большой плюс для рынка и бизнеса, однако есть и проблемы. В основном они связаны с несовершенством законодательства, которое сформировано без учета мнения профессионального и предпринимательского сообщества. И самое главное, что законодательная конструкция не предусматривает обратной связи Государства с отраслевыми СРО.

 

– Чему научил этот сложный для всего мира год? Что удалось достичь и чем особенно гордитесь?

– Год назад был создан Альянс фармацевтических ассоциаций, который объединил общественные аптечные организации сложных регионов для более продуманного участия в разработке законопроектов, озвучивания адекватной консолидированной позиции с помощью Альянса. Сейчас туда входят ассоциации Приморского края, Новгорода, Самары, Сахалина, Воронежа, Калининграда, республик Хакасия, Саха. В Альянс вошла и Ассоциация государственных аптечных сетей (АГАС), что стало для нас новой вехой в развитии. Сознание Альянса и его выход на федеральный уровень – особый предмет гордости для меня сегодня.

Нам важно быть представленными во всех регионах, объединить большее количество аптечных организаций, чтобы мнение наших членов можно было экстраполировать на весь рынок. Мы работаем над тем, чтобы устанавливать более прозрачные правила и нормы деятельности, обеспечение равных на рынке прав, повышение значимости и престижа профессии.

Каждая региональная ассоциация имеет свои принципы работы и особенности. На региональном уровне они самостоятельно решают проблемы с местными властями. Альянс призван помогать в решении проблем на федеральном уровне. Отрадно, что малый бизнес объединяется, чтобы отстаивать свои интересы.

Государство не видит индивидуальных (региональных, областных, национальных и т.п.) особенностей и не готово к дифференцированному подходу при регулировании фармацевтической (аптечной) деятельности. Порой решения, принимаемые на федеральном уровне, не могут быть выполнены областными или районными аптеками. Только фармацевты знают и могут передать реальную картину происходящего, которая не видна из чиновничьего кабинета.

У нас некоторые профильные ведомства не понимают принципов работы СРО, проблем и нужд бизнеса, взаимосвязи между успешным аптечным бизнесом и полноценным лекарственным обеспечением пациентов. Сейчас, как никогда раньше, аптекам нужен единый регулятор – Управление аптечной отраслью. А пока у нас восемь разных министерств и ведомств, которые разрабатывают огромное количество требований и нормативных актов, порой противоречащих друг другу, содержащих избыточные требования.

Так, сейчас очень много говорят о восстановлении производственных аптек. Законопроект находится на рассмотрении в Государственной думе, и в это же время на Сахалине закрывают производственную аптеку, которая пережила все непростые времена и так необходима сегодня людям. И тут возникает вопрос: государство за пациента или против?  Получается, что многоглавость аппарата управления отраслью только мешает. Каждый пытается сделать как лучше, а получается с точностью наоборот. Поэтому только вместе можно изменить сложившуюся ситуацию, улучшить условия ведения бизнеса и профессиональную самореализацию специалистов отрасли. В Альянсе мы вырабатываем общую траекторию развития, доносим ее до органов власти, и уже есть первые результаты.

– Как общественные объединения помогают коллегам?

– Сегодня самостоятельно невозможно разобраться в лавине документов, которые должен знать руководитель аптечной организации, да и порой сориентироваться в них сложно. У нас регулятор многоглав. Каждый издает свои приказы и требования. Мы всю информацию собираем, обрабатываем, систематизируем, доносим и разъясняем в доступной форме. В оперативном режиме сообщаем о готовящихся нормативно-правовых актах, принимаем предложения, формулируем их и направляем законотворцам, выступаем с ними на экспертных советах, рабочих группах, совещаниях и конференциях.

Проводим вебинары, постоянно с коллегами на связи, консультируем их по юридическим и финансовым вопросам. Рассказываем о методах поддержки, обучаем. Даже такая мелочь, как письмо о снижении арендной платы в пандемию, многим оказалась полезной. Мы получаем огромное количество вопросов, предложений, систематизируем и направляем их регулятору. Нас слушают, но, к сожалению, не всегда слышат.

Считаю, что профессиональные сообщества должны быть наделены большими полномочиями, признанием их значимости. Опыт показывает, что свои правовые и бизнес-интересы можно и нужно отстаивать. Молчать, плыть по течению – неэффективно и уж точно не для нас. Такая позиция не принесет никому пользы.

Коронавирус поставил и обострил массу вопросов. Один из которых: как дальше взаимодействовать с государством, сосредоточенном на поддержке крупного бизнеса, в то время как именно малый и средний бизнес обеспечивает население рабочими местами за пределами мегаполисов, неся при этом огромные потери.

Для себя мы выработали главное правило: нужно не просто высказывать свою точку зрения на проблему или нововведение, порой эмоционально, но и готовить юридический документ, где будет обоснована позиция Альянса или СРО. У нас уже есть представители в Государственной Думе, Минздраве, Минпромторге, которые помогают нам в работе. Мы активно участвуем в работе Деловой России, ТПП, РСПП. Сотрудничаем с другими некоммерческими и саморегулируемыми организациями. Уверена, что от нашей совместной деятельности будет необходимый положительный эффект.

– Вы уже говорили о проблемах региональных аптек, а с какими сложностями они сталкиваются сегодня?

– Нужны меры поддержки фармацевтов и провизоров, которые готовы работать на селе. Согласитесь, что во время пандемии невозможно было обойтись без работы коллег, особенно тем пациентам, кто в силу возраста или иных обстоятельств не может заказать лекарства через интернет. Несмотря на высокий риск заразиться, они ежедневно выходили на работу и отпускали лекарства в условиях повышенной опасности. Когда все силы врачей были брошены на борьбу с коронавирусом, в глубинке фармацевты выполняли работу фельдшеров, терапевтов: консультировали, подбирали лекарства. Человек идёт в аптеку за лекарством для себя, для членов семьи при различных заболеваниях и симптомах. И фармацевт должен его выслушать и помочь. В небольших населенных пунктах сотрудникам аптек приходится сталкиваться с регулярными переработками, а в сельской местности и сейчас ощущается дефицит кадров. Для решения этой проблемы было бы правильно разработать меры поддержки фармацевтов, которые остаются работать на селе, а также популяризировать профессию среди будущих абитуриентов.

Дефицит кадров – болезненный вопрос для отрасли. В декабре 2020 года Альянс проводил круглый стол в Государственной думе с привлечением специалистов разного уровня. С нашей подачи сейчас этот вопрос прорабатывается как в верхней, так и в нижней палате парламента.

Необходимо вернуть уважение к профессии и веру в себя провизора и фармацевта. Мы уже не первый год выступаем с инициативой о включении Дня фармацевтического работника в календарь профессиональных праздников. Но пока страна с такой развитой фармацевтической отраслью остаётся без собственного праздника.

Важно понимать, что аптека – это не учреждение торговли, а социально важное учреждение с особыми функциями. Мы работаем на благо здоровья людей. Поэтому как требования, так и преференции и социальная поддержка должны быть особенными.

– Среди экспертов и руководителей фармацевтической отрасли женщины в меньшинстве. Как Вам удаётся быть лидером в «мужском клубе» фармы? 

– С одной стороны, мир фармы – это всё-таки про женщин. С другой, наш мир, в целом, принадлежит мужчинам. В начале профессионального пути это сильно мешало. Часто приходилось отстаивать свое мнение в жестких дискуссиях. Моя карьера началась в 24 года и сразу на руководящих постах, сильный пол не готов был воспринимать меня серьезно. Это был непростой для меня путь, который я прошла успешно. Считаю, что пол лидера не важен, главное – его эффективность и профессионализм. Другой вопрос, что гендер все же влияет на развитие событий.

Например, в Дании, Финляндии и Норвегии, которые занимают верхушку рейтинга по уровню счастья, премьер-министры – женщины. В передовой в вопросах гендерного равенства Исландии женщин-руководителей 43%, в России – только 7%. При этом компании, где у руля женщины, показывают рентабельность выше на 20%. По данным аналитиков, если уравнять мужскую и женскую экономическую активность, то ВВП России увеличится на 13%. Только дав женщинам возможность для реализации, можно сделать долгожданный экономический рывок.


Материал подготовлен: редакция Регионов России 

Источник: https://www.gosrf.ru/viktoriya-presnyakova-samoreguliruemye-organizaczii-garanty-kachestva-raboty-aptechnogo-biznesa/