Национальный Фармацевтический журнал

МАТТИАС ВЕРНИКЕ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР MERCK В РОССИИ И СТРАНАХ СНГ

МАТТИАС ВЕРНИКЕ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР MERCK В РОССИИ И СТРАНАХ СНГ

Как пандемия, на Ваш взгляд, отразилась на работе производителей фармацевтической продукции? И как она повлияла на деятельность компании Merck, в частности?

Наш вклад в борьбу с пандемией варьировался от поставок сырья и продукции для исследовательской деятельности, до создания платформ для промышленного производства. Мы также поддерживали производителей вакцин во всем мире, в том числе и в России. Кроме того, мы продолжали работу и в других направлениях, чтобы пациенты могли положиться на нас, ведь во время пандемии другие болезни никуда не исчезли.

Также изменился подход к осуществлению социальных проектов. Мы сосредоточились на онлайн-активностях и новых вариантах взаимодействия с аудиторией. Например, глобальный офис Merck провел благотворительное мероприятие в поддержку людей с рассеянным склерозом при участии геймеров с платформы Twitch.

Наша задача в России - обеспечить непрерывность всех бизнес-процессов. Это относится как к нашим производственным мощностям в России, так и цепочкам поставок препаратов. Наши лекарства жизненно важны для многих пациентов и мы не можем поставить их в сложную и неприятную ситуацию. Конечно, пандемия отразилась и на нашем режиме работы. Как и все остальные, мы были вынуждены перейти к самоизоляции. Все сотрудники получили необходимое оборудование и нам удалось организовать полноценную работу в удаленном формате.

Произошла ли смена лидеров среди производителей? Появились новые игроки или, может быть, некоторые утратили свои позиции?

Нет, список лидеров рынка не изменился. Мы все оказались в одних и тех же условиях и нельзя сказать, что кто-то понес убытки, а кто-то, наоборот, остался в выигрыше. Однако следует отметить, что пандемия еще не закончилась. Окончательный итог мы сможем подвести только после того, как вернемся к обычному режиму работы.

Как перераспределился спрос на лекарства?

Что касается потребительского сектора, то в первые три месяца этого года наблюдалось существенное увеличение спроса на противовирусные препараты. Рост в этой категории лекарств мог составить несколько десятков процентов, точную величину трудно определить из-за разного подхода к оценке спроса. В то же время пик потребления, вероятнее всего, носил разовый характер и вряд ли в конечном итоге повлияет на общую картину рынка. Помимо противовирусных препаратов спрос также вырос на жаропонижающие лекарства и некоторые антибиотики.

Как Вы считаете, выявила ли пандемия какие-либо слабые стороны фармацевтической отрасли?

Как мы уже знаем, пандемии являются большой угрозой для человечества. Риск возникновения новых смертельных, еще более опасных инфекций не только не исчез, но даже вырос из-за глобальной урбанизации и повышенной мобильности населения мира. Правительствам всех стран мира, на мой взгляд, нужно задуматься над сложившейся ситуацией. Фармацевтическая промышленность является очень важным партнером для поиска решения этой проблемы, и я с гордостью могу сказать, что, несмотря на пандемию, наше производство и поставка жизненно важных препаратов не прерывалась ни в России, ни за рубежом. Я думаю, это хорошо, что сосредоточив внимание на пандемии, правительства и чиновники осознают важность совместной работы с учеными-исследователями и производителями современных препаратов.

Работа с научным сообществом имеет важнейшее значение для увеличения шансов успешного предотвращения новой пандемии любого вида. В связи с этим, мы учредили и присудили премию Future Insight за выдающиеся исследования в области готовности к пандемии Пардис Сабети из Гарвардского университета и Института Броуда, а также Джеймсу Кроу из Медицинского центра Университета Вандербильта.

Как за период пандемии изменилось соотношение объемов продаж отечественных и импортных лекарств?

В настоящее время трудно определить точный эффект. Я думаю, что мы можем гордиться тем, что поставки основных лекарств, как импортных, так и местного производства, не были прерваны пандемией.

Наша компания Merck является международной компанией с немецкими корнями, и мы давно осознали, что на местном рынке мы должны действовать также как и в Германии. Поэтому в течение уже некоторого времени мы производим в России очень важные для российского рынка лекарства, ориентируясь при этом на наши немецкие стандарты качества. Мы называем это “Немецкое качество на российском заводе”. Во время пандемии это помогло поддержать нашу цепочку поставок и доказать нашу приверженность российскому рынку, российским врачам и пациентам.

Как Вы думаете, есть ли от пандемии какая-либо польза для фармацевтического рынка? Если да, то в чем она выражается?

Коротко говоря, положительный результат в условиях пандемии состоит в том, что фармацевтической отрасли сейчас уделяется большое внимание. Это неудивительно, поскольку фармацевтика - ключевая сила в борьбе с пандемией. До начала пандемии производителям было достаточно трудно донести свою точку зрения до чиновников. Сейчас ситуация начинает постепенно меняться. Надеюсь, эта тенденция сохранится и в будущем. Есть и другие позитивные моменты. Некоторые механизмы, которые мы применяли во время пандемии, будут применяться и после ее окончания. Наша компания всегда уделяла большое внимание информационным технологиям. Это относится как к нашим корпоративным рабочим процессам, так и к нашей продукции, например к электронным системам управления производственным процессом в лабораториях. Другой важный урок - необходимость сотрудничества. По вопросам борьбы с пандемией Merck сотрудничает со многими компаниями, некоммерческими и государственными организациями.

С начала пандемии реализация лекарств через интернет резко выросла. Как Вы думаете, онлайн-продажи в будущем будут занимать значительную долю рынка?

Если посмотреть на рынок в глобальном масштабе, то серьезные изменения в этом сегменте действительно наблюдаются, причем особенно вырос спрос на препараты, отпускаемые без рецепта. Однако следует учитывать, что онлайн-торговля лекарствами – это не то же самое, что торговля бытовой техникой или продовольственными товарами, данный сегмент нуждается в строгом регулировании. В последнее время в работе контролирующих органов наблюдались некоторые подвижки, которые позволят онлайн-торговле в будущем расти, однако говорить о перемещении аптек в интернет еще слишком рано. Все зависит от того, какова будет в дальнейшем позиция регулирующих органов по этому вопросу и на каких условиях разрешат масштабную онлайн-торговлю лекарствами.


СКАЧАТЬ ИНТЕРВЬЮ PDF